Приём экскурсионных групп временно приостановлен.
Экскурсионное обслуживание временно приостановлено в соответствии с приказом Ректора МГУ № 324 от 16 марта 2020 года «Об усилении мер по предупреждению распространения коронавирусной инфекции на территории и объектах МГУ имени М.В.Ломоносова», распоряжением Ректора МГУ № 148 от 31.08.2021 «О реализации мер по минимизации рисков распространения новой коронавирусной инфекции на территории и объектах Московского университета» и Администрацией музея.
По вопросам обращайтесь на электронную почту: dsp@mes.msu.ru


Стальные крылья войны

Мой дедушка - Слепенков Яков Захарович.

Родился 17 ноября 1910 года в деревне Шеляково (ныне Невельский район Псковской области). Окончил 7 классов. Работал в колхозе и на Кронштадском морском заводе.

С июня 1928 года в рядах Красной Армии. В июле 1929 года окончил школу лётчиков в Ленинграде, в 1939 году - Военно-воздушную академию РККА им. профессора Н. Е. Жуковского, до этого – в июле 1930 года - 1-ю Военную школу лётчиков в посёлке Кача под Севастополем. Служил там же лётчиком-инструктором и командиром звена. С мая 1936 года учился на командном факультете Военно-Воздушной академии. С июня 1939 года служил в Управлении ВВС Военно-Морского флота: помощник начальника 1-го (июнь - сентябрь 1939) и 2-го (сентябрь 1939 - март 1941) отделения 1-го отдела, командир по оперативно-тактической подготовке того же отделения (март - май 1941), начальник 1-го отделения 15-го отдела (май - сентябрь 1941). С мая 1939 года служил в Управлении ВВС РККФ СССР помощником начальника отделения, с 1941 г. – командир отделения. Участник советско-финской войны 1939-1940 гг.

Мой дед принимал участие в отражении первого вражеского налета на Севастополь. В ночь на 21 июня 1941 года он находился у оперативного дежурного авиации Севастополя. Дед заканчивал отчет по прошедшим учениям. Он хотел закончить его к утру и вылететь в Москву, но после 3 часов стали поступать доклады о множественных воздушных целях, движущихся к Севастополю. Оперативный дежурный доложил командующему. Тот не поверил и на КП не прибыл. Тогда оперативный дежурный обратился к деду с вопросом, есть ли в воздухе советские самолеты? Дед сказал, что нет, взяв тем самым часть ответственности за решения оперативного дежурного. Немедленно была объявлена воздушная тревога, подняты в воздух самолеты и корабли приведены в готовность. Благодаря этим действиям налет был отражен.

В сентябре 1941 года он был направлен на Черноморский флот и назначен начальником штаба 62-го смешанного авиационного полка особого назначения, а с января 1942 года — командир-дублёром этого полка. Полк вёл напряженные боевые действия по поддержке обороняющих Перекопский перешеек советских войск (август-октябрь) и в Крымской оборонительной операции. В этих боях полк нанёс большой урон врагу (особенно ударами по наземным целям), но и сам понёс большие потери. В Крыму майор Слепенков открыл свой боевой счёт, сбив в воздушном бою 3 ноября у посёлка Семь Колодезей на истребителе МиГ-3 немецкий истребитель Ме-109.

В марте 1942 года Слепенков Я.З. был переведён в ВВС Балтийского флота и назначен командиром 21-го истребительного авиационного полка (8-я бомбардировочная авиационная бригада, ВВС Краснознамённого Балтийского флота). К октябрю 1942 года подполковник Слепенков Я.З. совершил 90 боевых вылетов, в 10 воздушных боях сбил 9 вражеских самолётов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

В июне 1943 года был отозван с флота в Москву и назначен начальником лётной инспекции Управления боевой подготовки и формирования Главного управления ВВС ВМФ. В июне 1944 года возвращён на Балтику и назначен помощником командира 9-й штурмовой авиационной дивизии ВВС Балтийского флота, а с ноября 1944 года и до Победы командовал этой дивизией. Воевал на истребителях Як-7, Як-9 и Як-3. Участник обороны Ленинграда, Тартусской, Таллинской, Моонзундской десантной, Восточно-Прусской, Берлинской наступательных операций.

К 9 мая 1945 года полковник Слепенков Я.З. совершил 157 боевых вылетов, провёл 20 воздушных боёв, по данным наградных документов сбил 13 вражеских самолётов лично и 5 в группе. Лётчики дивизии под его командованием потопили 36 боевых кораблей и 16 транспортов противника, повредили до 40 кораблей и транспортов.

После войны продолжал службу в ВМФ СССР на различных должностях: с декабря 1945 года - младший преподаватель кафедры оперативно-тактического использования ВВС на Академических курсах офицерского состава ВВС и ПВО ВМФ; с августа 1946 года - в распоряжении ГРУ Генштаба ВС; с мая 1949 года - военно-морской атташе при посольстве СССР в Румынии; с февраля 1951 года - старший инспектор по авиации Главной инспекции ВС; с мая 1953 года - в распоряжении главного инспектора МО; с ноября 1953 года - командир 60-й ИАД; с апреля 1955 года - командующий ПВО и заместитель командующего ВВС Флота; с января 1957 года - командир отдельного Прибалтийского корпуса ПВО; с ноября 1958 года - 1-й заместитель командующего Отдельной Дальневосточной армии ПВО; с июня 1960 года - в распоряжении Главнокомандующего войсками ПВО страны; с июля 1960 года - заместитель командующего 2-й Отдельной армии ПВО по боевой подготовке и начальник отдела боевой подготовки.

С июля 1961 года генерал-майор авиации Слепенков Я.З. - в запасе. Жил в городе Рига (Латвия). Умер 13 августа 1968 года. Его именем названы улица и переулок в городе Невель Псковской области, улица в городе Полесск, Калининградской области. Улица в г. Севастополь.

Награды:
Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза № 868 (22.03.1943);
два ордена Ленина (22.02.1943, 1953);
шесть орденов Красного Знамени (13.05.1942, 07.08.1942, 26.11.1944, 1948, 1953, 04.06.1955);
орден Суворова II-й степени (29.06.1945);
орден Красной Звезды (3.11.1944);
Орден Ушакова II-й степени;
медаль «За боевые заслуги» (1940);
медаль «За оборону Ленинграда» (1942);
медаль «За взятие Кёнигсберга» (1945);

«Странный десант» 9 мая 1945 года на остров Борнхольм, г. Реннё.

Операция была проведена по команде Слепенкова Я.З., без согласования с МИД и без приказа командующего. Были собраны все силы для десанта: писари, охрана, рота десантников, всего 1200 человек. На острове присутствовало до 20 000 немцев на морской базе. Такая большая численность возникла потому, что немцы, бегущие из Курляндского мешка, не хотели сдаваться русским. По этой же причине, участие в военных действиях база на острове Борнхольм, продолжала воевать после подписания капитуляции фашистской Германии. Были сброшены листовки над островом. Немцам предлагали не воевать по причине капитуляции, а мирному населению — отойти подальше от расположения базы. Однако немцы отказались выполнить требования прекратить огонь. Вот тогда десант был отправлен к острову, а самолеты дивизии нанесли удар. Нужно сказать, что база немцев находилась рядом с городом Ренне к северо-востоку от него. Сейчас там 2 стоянки яхт. Дома жителей стояли на склоне холма со стороны базы. Конечно, кто не покинул свои дома пострадали при бомбежке. Первыми был полк «бостонов», каждый из которых сбросил по бомбе 1 тонны. От 20 до 30 штук (полной цифры я не знаю). Потом штурмовики и истребители провели штурмовку. Самолеты улетели в Кольберг, ныне Колобжег, для пополнения боезапаса. Немцы по-прежнему отказались капитулировать. В это время, бургомистр города обратился к командиру десанта, высадившемуся на молы аванпорта и занявшим ключевые точки города. Бургомистр попросил задержать вторую бомбардировку на 30 минут для переговоров с командиром базы. Через 30 минут база сдалась (короткое время говорит о том, как близко база находилась к городским постройкам). Дальше все произошло, как я уже тебе писал.

Эти события наиболее ЖИВО характеризуют деда. Но это уже конец войны со слов врача дивизии. (Из воспоминаний сына Слепенкова Я.З. - Слепенкова Петра Яковлевича).

Мой дедушка - Смирнов Алексей Васильевич.

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (16.03.1963), полковник (1956 г). Родился 16 февраля 1915 года в селе Семёновка (ныне — в зоне затопления Каховского водохранилища, бывшая территория Апостоловского района Днепропетровской области), в семье медицинских работников: отец — Смирнов Василий Григорьевич (1880 г.р.) - фельдшер сельской больницы; мать — Смирнова (ур. Анпилогова) Наталья Денисовна (1885 г.р.) - медсестра сельской больницы. Отец умер в 1917 году и маленького Алексея воспитывал отчим Круглый Иван Миныч (1880г.р.) - фельдшер сельской больницы.

В 1931 Смирнов А.В. окончил 7-летнюю школу фабрично-заводского обучения и поступил на работу слесарем в Судоремонтные мастерские Николаевского Торгового порта, одновременно обучаясь на вечернем рабфаке Института инженеров водного транспорта, который окончил в 1933 году.

Он всегда был хорошим учеником, обладал выдающимися способностями: абсолютной зрительной памятью, удивительным чувством ритма и абсолютным музыкальным слухом. Внешне – красивый стройный, веселый, при этом добрый и с прекрасным чувством юмора. Он любил как классическую музыку, так и легкую джазовую, угадывал мелодии с первых нот, так же любил петь и танцевать. Много читал: книги русских классиков, американскую приключенческую литературу, Гюго, Стендаля, Флобера, Бальзака, Мопассана, Франка, особенно он любил Гоголя. Порою страдал от того, что не может перечитывать любимые книги, так как помнил каждое прочитанное слово. Он обладал актерскими данными и непревзойденным даром рассказчика. Писал статьи, которые печатались в журналах. Возможно, стал бы писателем, но в то время стране нужны были мастера авиации такого уровня культуры и таких способностей....

17 сентября 1934 года по спецнабору ЦК ВКП(б), как тогда говорили - «по приказу Сталина», Смирнова А.В. направили на учебу в 8-ю Одесскую школу военных пилотов или как ее называли иначе - «Школу Сталинских соколов».

По окончанию школы в декабре 1936 года Смирнов А.В., как отличник, был направлен для прохождения военной службы в Научно-испытательный институт ВВС РККА, в последствии переименованный в Государственный Краснознаменный Научно-испытательный институт ВВС СА (ГК НИИ ВВС). Молодой пилот был направлен в часть, (давшую миру таких Героев-летчиков, как Громов М.М., Чкалов В.П., Байдуков Г.Ф., Коккинаки В.К.), которая была расположена в лесу около станции Чкаловская Ярославской железной дороги.

Лучшее, что имели выдающиеся летчики нашей страны, так или иначе было связано с Чкаловским аэродромом. Командиром группы, в которой предстояло летать молодому летчику Смирнову А.В., был выдающийся мастер истребительной авиации Анатолий Константинович Серов (Родриго Матео). Он был известен как талантливый летчик, одаренный недюжинными способностями. Анатолий Константинович упорно добивался от Алексея тщательной шлифовки искусства техники пилотирования и летной стрельбы по наземным и воздушным целям, умения водить самолет по маршруту, высшему пилотажу. Чтобы глубоко и всесторонне изучать новейшее оборудование Смирнов А.В., вникал в тайны физики, механики, радиотехники, что позволило ему творчески участвовать в создании новейших приборов и установок, а также: проверять работу оборудования в воздухе: выявлять недостатки; анализировать причины этих недостатков; вносить свои предложения.

Он стал настоящим мастером, летчиком-экспериментатором, досконально знающим свое дело, творчески осмысляющим каждое новое задание. В части увидели, что созрел летчик способный не только на учебные и тренировочные полеты, но и на испытательные работы.

Первым заданием по испытанию опытных объектов было испытание оборудования по повышению боеспособности самолета. Это новейшее оборудование затем было проверено в воздушных боях во время советско-финской войны. Участвующие в боях летчики-истребители дали ему высокую оценку.

Одновременно с выполнением испытательных полетов на аэродроме Чкаловская, Смирнов А.В. с июля по ноябрь 1941 года был зачислен в сводную группу летчиков под командованием генерал-лейтенанта Пестова Серафима Александровича и принимал участие в обороне Москвы (в составе 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО). Смирнов А.В. выполнил 19 боевых вылетов на самолете-истребителе МИГ-3 на прикрытие города Москвы и железной дороги Москва-Ярославль. 7-го ноября 1941 года участвовал в воздушном параде на Красной площади.

В первые месяцы войны погибли многие летчики-испытатели, как, например, мой двоюродный дедушка, капитан, также лётчик-испытатель ГК НИИ ВВС, Соколов Николай Иванович (1909-1941), служивший в том же полку, где и Смирнов Алексей Васильевич. При выполнении боевого задания 19 июля 1941 года, получив пробоину, вместо того чтобы воспользоваться парашютом, он из последних сил отводил самолет от жилых домов и геройски погиб в чистом поле. До 1972 года числился пропавшим без вести. Был похоронен в деревне Усушек Войниловского сельсовета Чаусского района Могилёвской области (Белоруссия), впоследствии перезахоронен на кладбище деревни Леониха Щёлковского района Московской области.

В связи с необходимостью продолжения научно-исследовательских работ по повышению боеспособности авиационной и новой реактивной техники Смирнов А.В. был отозван в тыл (г. Свердловск). Здесь он стал одним из первых испытателей ракетной техники — прототипов современных космических кораблей.

Первый полет самолета с реактивным двигателем был совершен 15 мая 1942 года выдающимся летчиком-испытателем Бахчиванджи Григорием Яковлевичем, который также провел первые в мире испытания реактивных снарядов - «РС», а совершая высотные полеты в стратосферу, поставил новые рекорды высоты. Так началась космическая эра в СССР.

27 марта 1943 года Григорий Яковлевич Бахчиванджи, при испытании достижения предельной скорости ракетного самолета, совсем еще молодой (ему было всего 34 года) геройски погиб. Он любил жизнь и любил летать, при этом считал, что если уж всем дано умереть, то лучше это сделать на высоком подъеме человеческого духа, в смелом полете. Этими мыслями он делился со своим другом Смирновым А.В. (дублером его первых полетов на ракетных самолетах), который продолжил дело своего погибшего друга, испытывая оборудование многочисленных типов авиационной и ракетной техники, например: первых кислородных легочных автоматов; первой герметизированной кабины летательного аппарата; первых отечественных КВ и УКВ радиостанций; прототипов современных высотно-компенсирующих костюмов; узлов автоматики двигателей; испытание системы воздух- поверхность К-22 на самолете-лаборатории ТУ-16; радиовзрывателей для головок самонаведения различных снарядов; проводил испытания всего комплекса первой отечественной системы слепой посадки «Материк»; первой радиолокационной системы слепой посадки «Глобус»; автопилотов для крылатых ракет и многое другое.

С мая 1943 по июль 1944гг. Смирнов А.В. лётчик-испытатель Научно-испытательного института спецслужб. Он испытывал оборудование для самолетов Ла-5, Ил-2, Пе-2, Як-9. В сентябре — декабре 1944 года находился в командировке в Румынии для перегонки трофейного самолета Мессершмитт-110 из Бухареста в Москву. С июля 1944 по ноябрь 1952 — вновь лётчик-испытатель ГК НИИ ВВС. В 1951-1952гг. — заместитель начальника института по лётной части. Выполнил ряд испытательных работ на Ил-2, Ил-10, Ил-12, Ил-28, Ла-5, Ла-7, Ли-2, МиГ-15, Ту-4, Як-3, Як-7Б, Як-9, Як-9В, Як-11, Як-17, Р-63 «Кингкобра».

С ноября 1952 по декабрь 1964 — лётчик-испытатель КБ-1 (ныне — НПО «Алмаз»). В 1959-1964 — начальник лётной части. На Ли-2, Ил-14, Ил-28, Ту-16, Ту-104 проводил испытания различной аппаратуры и автопилотов для крылатых ракет. С декабря 1964 по декабрь 1966 — лётчик-испытатель НИЛИЦ (НПО «Взлёт»). Занимался испытаниями различного самолётного и радиолокационного оборудования на Ил-14, Ил-18, Ту-104, Ту-124.

Смирнов А.В. умело совмещая личную летную работу с командной (от командира эскадрильи, командира полка до начальника летно-эксплуатационной службы и одновременно, зам. начальника ГК НИИ ВВС; затем уже в Москве — начальника летно-испытательной части и начальника Школы летчиков-испытателей - ШЛИ) постоянно учился (как правило, на отлично). Чтобы осваивать перспективную (в том числе и зарубежную) технику, занимаясь в основном ночью, окончил курсы иностранных языков и получил звание военного переводчика. В 1963 году в возрасте почти пятидесяти лет, закончил курсы повышения квалификации летчиков-испытателей и получил диплом с отличием. Из большого коллектива летчиков-испытателей, которыми руководил Алексей Васильевич Смирнов многие летчики получили звания Героя Советского Союза и Заслуженного летчика-испытателя СССР непосредственно за летно-испытательную работу.

Смирнов А.В. прослужил в Советской Армии тридцать два года, из них тридцать лет без перерывов летал на истребителях, штурмовиках, бомбардировщиках, транспортных самолетах, как отечественных, так и иностранных — американских, немецких и английских (всего 71 тип) поршневых и реактивных. Общий налет составил 3179 часов 46 минут. Всего выполнил 4776 полетов.

Таким образом, Алексей Васильевич Смирнов внес существенный вклад в развитие современных средств авиаракетно-космической и беспилотной техники, повышение обороноспособности страны и воспитание поколения летчиков- испытателей.

С января 1967 — полковник в запасе.

До 1988 работал в Управлении лётной службы Министерства авиационной промышленности СССР. Жил в Москве, на лето выезжал на собственном автомобиле Волга ГАЗ-21 с семьей на дачу, в деревню Медвежьи Озера (расположенную недалеко от станции Чкаловская), где огородничал, ухаживал за садом. Очень любил собирать грибы, учив меня маленькую отличать съедобные от ядовитых, а потом вечером чистить их и делать различные разносолы. Он прекрасно готовил: одним из любимых блюд деда были вареники с картошкой, он вставал в 5 утра и начинал варить картошку, ставить тесто, жарить лук и лепить потрясающей вкусноты вареники. Часто по вечерам, мы с ним, как правило, сидели на скамейке у придорожного шоссе и меня всегда удивляло и поражало то, как точно он мог определить марку приближающегося автомобиля по звуку мотора. А когда на небе появлялись звезды — учил как определять по ним стороны света - «север там - это видно по звездам - полярная звезда в составе малой медведицы всегда указывает на север». Так же он мог по виду облаков определить какая будет погода («смотри, - говорил он, - облака низко и тяжело идут, через 2 часа будет гроза), хотя синоптики и обещали ясную погоду на весь день, ровно через 2 часа и правда начинал идти дождь и греметь гром, мне тогда в силу моего возраста, все это казалось какой-то необычайной магией..., но это были знания и опыт приобретенные им за все годы учебы и жизни.

Умер Алексей Васильевич 26 августа 1991 года и был похоронен на кладбище за озером в деревне Медвежьи Озёра.

Награды:
Орден Красного Знамени (5.11.1954),
Орден Отечественной войны 2-й степени (1.07.1944),
Три Ордена Красной Звезды (2.09.1943, 15.11.1950, 20.04.1956),
Медаль «За боевые заслуги» и многими другими.
Почетный знак «Заслуженный летчик-испытатель СССР» (февраль 1963 г.)

Для статьи использовались воспоминания родственников Смирнова А.В., мои личные воспоминания, журнальные и газетные статьи довоенного времени, анкетные данные и документы, написанные лично Смирновым А.В. из семейного архива.

Мой двоюродный дедушка Соколов Николай Иванович.

С февраля 1938 – лётчик-испытатель ГК НИИ ВВС. Служил в тяжелобомбардировочной авиаэскадрилье (1937-1938) и авиаэскадрилье группы отделов спецслужб (с 1938 г.). Участвовал в испытаниях бомбардировщиков и различного самолётного навигационно-прицельного оборудования.

В июле 1941 – лётчик 410-го бомбардировочного авиационного полка. Воевал на Западном фронте. Участвовал в оборонительных боях в Белоруссии. Совершил несколько боевых вылетов на бомбардировщике Пе-2. Погиб 19 июля 1941 года при выполнении боевого задания. До 1972 года числился пропавшим без вести. Был похоронен в деревне Усушек Войниловского сельсовета Чаусского района Могилёвской области (Белоруссия), впоследствии перезахоронен на кладбище деревни Леониха Щёлковского района Московской области.

Из материалов Книга Памяти ГК НИИ ВВС. 1945-1945 / М., 2015 /

 

Слепенкова Светлана Михайловна, нженер Музея землеведения МГУ.